Сергей Михайлов поговорил с Семеном Ивановичем Зубакиным, бывшим депутатом Госдумы, бывшим Главой Республики Алтай, бывшим заместителем председателя Правительства Иркутской области, заслуженным экономистом РФ насчет того, как можно организовать народный контроль за исполнением бюджета республики.
С.М.: - Семен Иванович, привет. Удобно говорить?
С.З.: - Да, привет, удобно.
С.М.: - Ну, слушания по бюджету прошли, там, по большому счету, «хотелки» озвучивали, я там тоже "влез", говорю, ну вот женщина с Онгудая звонила [из Улагана и Усть-Кана, кстати, тоже уже звонили], просят льготы на твёрдое топливо индексировать. Изыскивать дополнительные доходы и индексировать. Ну, представитель Минфина РА на слушаниях в ответ заявил. что будут изыскивать возможности и индексировать. Но сейчас вот второе чтение будет в декабре, конечно, хотелось бы какие-то откровенно неприличные расходы в бюджете откопать и публично потребовать урезать.


С.З.: - Я записывался на эти публичные слушания. Скажем так, для острастки (смеётся). Пришло письмо с инструкцией, что нужно сделать, чтобы принять участие. Но я не стал участвовать, просто по времени у нас не совпадает.
С.М.: - Ну да, это же получается 6 утра по Москве.
С.З.: - Да. 10 часов утра в Республике Алтай, а у нас в Калужской области это раннее утро.
С.М,: - Ну понятно, ладно. То есть хотя бы напугали их, они Вашу фамилию увидели и маленько потряслись (смеёмся). Там участвовали 58 человек, что ли, в том числе какие-то малоизвестные общественные движения, их мало кто знает, видимо, их попросили, чтоб они там поучаствовали как бы.
Сейчас хорошо бы ко второму чтению что-то накопать в проекте бюджета.
С.З.: - Ну, посмотрю, что если определится, какие там нестыковки, как обычно, когда анализ делается.
Надо сравнивать полную динамику прошлых лет, и когда какие-то резкие скачки в ту или иную сторону, тогда начинаешь как бы смотреть – а что это такое?
С.М.: - Понял.
С.З.: - А так, вот без анализа за ряд лет сложно выделить, ровные цифры – то ли мало, то ли много, так сразу не поймёшь. А вот когда вдруг как бы скачок – ты видишь – а-а, что-то убавилось и что-то добавилось, а что? Начинаешь разбираться и можешь что-то понять.
С.М. - Ну да. И да – я ещё вот по какому поводу звоню: вы если сейчас на сайт зайдете, мне тут депутаты одну наводку дали, я по Махалову сделал из решения Арбитражных судов по «Биотехнологиям» выписки. Они же знаете что сделали? Они же с «Биотехнологиями» проделали то же самое, что сделали с заводом ЖБИ «Магис». То есть они взяли кредит на миллиард рублей, купили оборудование, не знаю, уж стоило оно там миллиард или полмиллиарда стоило, и теперь они это предприятие обанкротили и причем там, ну видно прямо, что схема. То есть они "ограбили" Россельхозбанк на миллиард и теперь, видимо, будут с большим дисконтом продавать пакет акций этого предприятия, там, ну, миллионов, может, за двести.
С.З.: - Тут есть смысл, если они из этого миллиарда куда-то налево деньги увели.
С.М.: - Я думаю, увели и на них же купят...
С.З.: - Видишь, а то, что обанкротили и то, что кредит взяли – это без каких-то сведений, что они куда-то увели налево, это ноль информации. Это ничего не говорит.
С.М.: - Ну вы гляньте, там просто Махалов себя вел в суде, на мой взгляд, совершенно неподобающим образом для вице-премьера. Он заявил в суде... ну там же схема какая: есть ООО «Биотехнологии», а его учредителем является ООО ИК «Траст», что ли. А Махалов – он генеральный директор был на тот момент ООО ИК «Траст», причем там это ООО владело 99% «Биотехнологий». И вот когда уже банк говорит – вы деньги-то возвращайте, потребовал возврата процентов, основного долга и так далее, он заявил, что ООО ИК «Траст», он как директор фирмы-учредителя не давал согласия на крупную сделку, то есть на получение этого миллиарда и что якобы его подпись подделана. Ну, а в Арбитражном суде разбираются, его пытаются вызвать, он говорит – я болею, потом ещё что-то, потом он пишет, что «я отзываю свое заявление, потому что моя подпись подделана». И судья просто приходит к выводу, что Махалов занимался просто тем, что затягивал процесс, и это может быть просто некрасиво, но этот человек – он первый вице-губернатор, как его подписи на указах-то верить, если он в суде говорит – это подпись не моя, а потом говорит – да не-не, моя? Ну, я вот это в статье написал, Вы гляньте на сайте.
С.З.: - Ну, посмотрю, конечно.
С.М.: - Ну ладно. Ну, хорошо бы, конечно, ко второму чтению всё-таки какие-то "скачки" увидеть или ещё что-то, хотя бы вот где-то в одном месте копнуть, чтобы дальше было уже легче, когда мы в новом месте что-то накопаем и поймём, что мы можем что-то находить и вытаскивать на свет Божий из бюджета.
С.З.: - Ну, вот я поясняю: сейчас вот смотреть на все эти цифры, много или мало – это совершенно бесполезно, надо знать структуру расходов и так далее. Надо просто делать табличку, в одной колонке бюджет, например, 2018 года, потом бюджет 2019 года, 2020 года, потом проект бюджета 2021 года. И потом смотреть, разносить всё, что есть в бюджете – это огромнейшая работа – разносить всё это в табличку и потом смотреть динамику изменений, тогда будет понятно. Если человек не в теме или не знает, какие должны быть расходы, сколько их должно быть, то это бесполезно.
С.М.: - Депутат Сергей Кухтуеков потребовал, чтобы министерство финансов республиканское выдало проект бюджета не в виде PDF-файла, в котором просто изображения, а в виде именно электронной таблицы, чтобы анализировать было легко. Ну и надо, наверное, запросить тогда все, значит, 2018-й, 2019-й, 2020-й, 2021-й – четыре проекта бюджета нужно запросить в виде электронных таблиц и тогда их уже можно будет достаточно быстро сравнить вот этими методами.
С.З.: - Ну, можно просто табличку изначально делать графы по тому, по первому бюджету, потом графу по второму бюджету... Строки одинаковые будут, и разносить можно автоматически. То есть: скопировал – вставил, так сказать, в эти графы. А потом уже смотреть – а какое изменение...
С.М.: - Ну да, 2018-й год – Бердников, 2019-й год это скорее Хорохордин, но он там «и.о» был с начала года, 2020-й год – это Хорохордин и 2021-й год – Хорохордин. Да, 2018-й год для сравнения.
С.З.: - Ну, вот тогда будет видно. Это просто метод контроля, его, в том числе ревизоры применяют, когда эти цифры, которые что-то говорят, но мало говорят, по объёму они ничего не говорят, вот расходов на это – а много или мало это? Откуда? Нигде же не сказано, никаких нормативов нет. Поэтому, глядя на цифры, ты редко можешь только увидеть, что, ну там, скажем, медикаменты, вдруг там смотришь - огромная цифра. Откуда это? Каково ее значение?
С.М.:- Ну, эпидемия это, там они скажут – эпидемия.
С.З.: - Ну да, это как пример. И тогда ты можешь углублённо смотреть – что там такое. В теории это называется анализ риска – изучение вот этих всех отклонений. Или это слишком большая цифра, или потом стала маленькой цифрой... А так вот просто смотреть – это бесполезное дело.
С.М.: - Понял, Семен Семенович, в виде электронных таблиц запросим за четыре года.
С.З.: - Насколько я понимаю, показатели бюджета, сроки бюджета за эти годы не изменились. Там, может быть, что-то чуть-чуть новое появилось. Но в целом все четыре бюджета должны практически совпадать по строкам. И там даже можно взять не принятый бюджет, а факт исполнения. И ещё – отклонение от факта плана – это тоже один из показателей.
С.М.: - Ага, то есть получается, что за прошедшие три года не только бюджет, но и отчёт об исполнении, в электронном виде всё... Получится, что нужно свести не четыре таблицы, а шесть (отчёты за исполнение бюджета 2018-го и 2019-го года). За 2020-й год как бы нет ещё?).
С.З.: - В сводной табличке будет показательно вот это всё, и тогда какие-то "углы" могут вылезти. Давайте, действуйте, запрашивайте, получайте, сделайте вот эту сводную табличку, а я проанализирую и уже смогу наметить те точки, где явно что-то не то.
Подготовила к публикации Инна Жулаева

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.88 (4 голосов)