Некоторое время назад ко мне начали поступать сообщения о том, что на берегу реки близ села Огни Турочакского района появилась техника. Люди испуганно говорили о том, что планируется рубка кедры и сосняка, в том числе по береговой линии. 

Вместе с гражданскими активистами мы съездили в район Тондошки, где находятся Огни. Действительно, на противоположном берегу располагались крупногабаритные автомобили и прочее. А также мы нашли место на берегу реки Бия, где только-только начинали, видимо, делать переправу.

В связи с этим я бросила клич в социальных сетях, пытаясь найти кого-то, кто обладает информацией по данному вопросу. Выяснилось, что рубка планируется, но вроде как не кедры, а березы. Что, само собой, вызвало массу сомнений. Далее стало известно, что работы будет вести ООО «Развитие», генеральный директор – Иванов Константин Георгиевич. О нем одна из жительниц отзывалась очень положительно, утверждая, что этот человек неоднократно оказывал какую-то помощь финансовую. Были и другие отзывы, далеко не добрые, о «заслугах» Константина Георгиевича на высоких постах в прошлом.
По поводу самого участка размером в тысячи гектаров земли поступила информация, что кедры там уже давным-давно никакой нет и что вырубили ее предыдущие владельцы. Процитирую сообщение:
«Этот участок Река Бава и её притоки..., рубили лес там в советское время; немного истории - в 40-е годы во время войны там были сильные пожары, много леса сгорело, потом леспромхозы там заготавливали древесину, вырубили много леса, и много бросили, просто сгнило кедрача не обхватишь, потом аренду взял Булатов, готовил лес, вырубил весь кедрач до которого мог добраться, даже в крутяках всё взял, затем аренду продал каким-то, даж не знаю кому, они работали там 5 лет, сейчас выкупил вот этот ООО Развитие… Он много леса бросил там (Булатов – Прим. ред.) просто штабелями лес сгноил. Своими глазами видели. Бросил лес, потому что очень большие затраты плюс наводнение было, у него очень много леса уплыло. Там от Булатова очень много дров осталось, уже готовых, сложенных в поленницы и сейчас догнивают. Очень печальное зрелище... Стояли там бригады..., мало того лес вырубили, загадили всё, ещё и браконьерничали...Полина, там уже ничего нет, просто одни выруба, а интересует их кедр, но его уже там нет..., вот зайдут они туда и ничего не увидят, всё до них вырубили» (орфография автора сохранена).
Через некоторое время на меня вышли представители компании ООО «Развитие» и мы встретились с его учредителем – Константином Георгиевичем Ивановым. Я задала ему все наболевшие вопросы. Ответы представляю читателям на суд.
- Константин Георгиевич, расскажите немного о себе, как оказались в наших краях?
- Я родился на земле алтайской в 1950 году, в Усть-Канском районе, село Ябоган. Закончил в 1967 году Национальную школу областную, сейчас это гимназия, и мне было предложено поехать в Ленинград, потому что специалистов лесохозяйства тогда практически не было. Поступил, отучился. Должен был подольше остаться, на год, чтобы изучать английский. Тогда бы имел возможность сотрудничать с лесоэкспортными конторами. Но не остался, тянуло домой.
Тогда в республике было три предприятия лесных: Горно-Алтайский опытный лесокомбинат в Иогаче, Турочакский леспромхоз и Байгольский лесокомбинат в Бийке. И вот приехал я в управление лесного хозяйства, где меня спросили: «В Швейцарии был?» Я ответил, что не был. «Вот и поедешь, значит, в Бийку!» Проработал там 8 лет, заканчивал главным инженером Байгольского лесокомбината, после чего был переведен директором Турочакского леспромхоза.
Работали в здании, где сейчас библиотека, где Ленин стоит. Это я его строил, еще директором будучи. Мы заготавливали лес, частично перерабатывали. Остальное - на сплав весной по малой воде. После того как я три года отработал, меня переводят в Барнаул, там поработал немного заместителем начальника по экономическим вопросам в Управлении лесного хозяйства. После этого меня приглашает первый секретарь крайкома партии Аксенов и спрашивает, куда бы я хотел поехать. Я решил, что в Турочак.
- А почему не в Усть-Кан, туда, где родились?
- Люди мне в Турочаке всегда нравились. Здесь жило много немцев, механизаторов, заключенных, была создана своеобразная каста лесных отраслей: от вальщика леса, чокеровщика до трактористов. Мы готовили порядка 700 тысяч кубометров. Сегодня в лучшем случае район тысяч 50 готовит.
Потом наступило время, когда пришлось поработать в коммерческих структурах. А в 94-м году, когда формировался новый состав правительства РА, при Чаптынове, меня пригласили на должность первого министра финансов в республике, где я отработал пять лет. А затем на разных должностях, на пенсию ушел из пенсионного фонда. Ну а с приходом пенсии я стал председателем Союза пенсионеров Республики Алтай.
- Но лесная тема вас по-прежнему интересовала, я так понимаю?
- Да, у меня была возможность познакомиться с Хорохординым, проанализировать лесную ситуацию в Чое и по Турочаку, потому что эту отрасль я очень хорошо знаю. Как раз в этот период вышло распоряжение о запрете рубки кедра. Расчетную лесосеку снизили. Работа у лесозаготовителей встала. С месяц объезжал всех сопричастных к данному вопросу людей. Пришли к варианту, который дал бы лесозаготовителям возможность продолжить свою деятельность только в отношении пихты, березы, осины. Но к этому никто был не готов, потому что привыкли только переработанную древесину продавать. Пихту никто не брал. Избаловали кедром. И вот мы нашли спонсора. Человека, заинтересованного в этом, полковника, который проработал в Китае 15 лет в министерстве обороны. Взяли в Усть-Пыже участок в аренду под завод и начали реконструкцию в зиму. Завезли оборудование, с января начали обработку. Сами мы лес не готовили, брали у турочакских, которые раньше увозили свой лес на продажу в Бийск. А мы здесь же, дома, покупаем по той же цене.
- А если кедру начнут вам таскать?
- Не начнут. У той категории людей, что «балуется» кедрой, очень грамотно все поставлено. Тот, кто придет со стороны, никак не попадет. Они без нас разберутся.
- Какие у вас планируются объемы работы?
- В том году мы прозанимались пихтой. В этом - план на 8-10 тысяч кубометров березы. Это значит, что два района получат достаточно хорошие заказы по сырью. Так, планируется в Чое собрать всех лесозаготовителей, где бы с ними сели, все проговорили: какой ассортимент, какое качество, куда везти, как везти и т. д.
- Когда предварительно появилась информация, что ваша компания заинтересована в березе, а не в кедре, поступило много вопросов у населения. Кому может понадобиться пихта и береза, что из них можно сделать?
- Кедру всегда продавали кругляком, а пихту и березу берут пиломатериалом. Куда, не знаю, берет заказчик в Китае. Доски разные: широкие и узкие, тонкие и толстые. Например, есть большой заказ на брусочек 2 на 2 сантиметра и длиной 4 метра. Вот куда?! Ну, нужен зачем-то.
- Еще люди говорят, что на той территории, где вы планируете работу, никакой березы нет, что там сосна?
- В нашей лесосеке вообще нет сосняка. Мы взяли земли в аренду 24 тысячи гектар и под них даже создали свое лесничество. Приняли 4 человека на работу, обеспечиваем их техникой, чтобы весь комплекс лесохозяйственных работ выполнять грамотно. Если хоть одну сосну найдете там, я вам буду должен бутылку коньяка.
- Надеюсь, коньяк покупать не придется. Но откуда там береза хорошая? Говорят, что на вашем участке сплошные болота.
Я лично с леспромхозом 30-40 лет назад вырубал в этих местах частично, и вот за эти годы возобновился березняк.
- А насколько далеко находится арендованный вами участок от села Огни Турочакского района, жители которого также обеспокоены?
- От Огней первая лесосека находится километрах в семи.
- С руководством Чойского района, как я понимаю, вы нашли взаимопонимание. Как с этим обстоят дела в Турочакском районе?
- У нас было хорошее предложение к руководству района. Махалов приезжал, первый заместитель Председателя Правительства Республики Алтай. Мы предложили пустить нас на место, где все никак не запустят завод по переработке ТБО, нам надо всего 20 га. Мы предлагали параллельно поставить к заводу по переработке отходов завод по переработке древесины, чтобы на эти два завода была одна котельная, одна подстанция, один водопровод. Мы даже готовы начать строить завод переработки ТБО. Использование двух объектов на одной площадке – это уже технопрак, мы б еще кого-то «подтянули». Пока что нашлась возможность нам отказать, хотя совершенно не понимаю, почему.
- Говорят, летом ваша компания на арендованных участках занималась лесовосстановлением, это правда?
- Да, к сожалению, пришлось, потому что предыдущий арендатор не выполнил необходимый комплекс работ. Не знаю, почему никто этого не проконтролировал вовремя.
- Что за оборудование стоит в Усть-Пыже?
- Оборудование китайское, сделано по примеру финского. Акт я подписал только тогда, когда увидел его в деле. Такие станки способны проработать 10-15 лет и выдавать качественный пилмат, а не кривенькие плашки, как это часто бывает на обычных пилорамах.
Скажем честно, стоимость березы - наравне с пихтой. Хотим заинтересовать заготовителей. А еще важен вопрос кадров. Те, кто зашел в лес с бензопилой, они квалификационно не подготовлены. Они взяли пилу «Дружба», свалили дерево и поволокли. А есть правила рубки, как правильно раскряжевать, притащить ствол. За этим никто не следит. А природа отомстит за такое отношение рано или поздно.
Поэтому мы в правительстве поставили вопрос о том, чтобы на базе какого-то техникума создать отделение по подготовке людей с лесной профессий: трактористов, чокеровщиков, вальщиков, раскряжёвщиков. Оборудование, опять же, сложное – нужны специалисты. Мы уже сейчас можем предоставить около 30 рабочих мест. Женщины у нас получали от 25 тысяч рублей и выше. Но мне начинает казаться уже, что никому ничего не надо в этом плане.
- Каковы ближайшие планы?
- Сейчас нам надо сушильное оборудование. После сушки древесина в разы дороже. А пока в Бийске взяли в аренду оборудование, где разовая закладка - 600 кубометров. Платим аренду. Без этого заказчик не подпишет контракт.
Еще мы по-прежнему надеемся получить участок в собственность, куда на постоянное «место жительства» должен переехать завод из Пыжи. Правительство обязуется дать участок, но нет его вроде пока. Осипов ваш тоже молчит. Мы пока готовимся к зиме. В цехе сделали ревизию, подремонтировали. Первый лес «пойдет» зимой, потому что дороги нет. Ее еще предстоит наморозить. А это делается при температурах от минус десяти.
***
У меня от интервью остались приятные впечатления. Если представить, что все сказанное соответствует действительности, то деятельность ООО «Развитие», во-первых, может принести неплохие деньги в бюджет: за аренду земли, налоги; во-вторых, рабочие места. В-третьих, то, что руководит предприятием компетентный в лесной отрасли человек, также дает надежду, что с нашим лесом будут правильно обращаться. Но пока остается только верить на слово.
Однако компания готова к диалогу, как раз чтобы избежать потока недостоверной информации. На данный момент достигнута договоренность о том, что меня свозят на производство в Усть-Пыжу, а в дальнейшем и на место заготовки березы, чтобы лично убедиться в том, какие работы ведутся и как.
В общем, будем держать данный вопрос на контроле. Тем более что также имеется информация о том, что соседние участки с сосняком все-таки кто-то пытается взять в аренду.

Справка:
ООО «Развитие» заключило договор о передаче прав и обязанностей по договору аренды участков лесного фонда с ООО «Байгол» в лице директора Максимкина Валерия Владимировича. В аренду взяты следующие земли:
04:03:000000:158 (Турочакское лесничество Верх-Бийское участковое лесничество 1, 2, 7, 8, 10, 11, 145-150, 157-162); 04:03:000000:224 Турочакский район, Турочакское лесничество Верх-Бийское участковое лесничество кв.: 3-5, 6 ч., 9 ч., 172-174. Срок действия договоров: один до 16 августа 2060 года, другой - до 2 декабря 2058 года.

Комментарий учредителя. В отличие от Полины, некоторые старожилы редакции «Листка» знают, какая репутация была у неоднократно судимого Константина Иванова в 90-е годы, так что к обещаниям наладить успешное производство мы относимся с некоторой долей скепсиса, хотя чем черт не шутит... Особенно если действительно в течение ближайших месяцев будет снижен тариф на электроэнергию для населения (см. «Горячие новости») – тогда вероятность организации рентабельной лесопереработки значительно возрастет.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 голосов)